Телефон кассы:
+7 (3843) 74-53-60

Театр

Звезда Анатолия Винтенко (22.11.2017)

- Как у ослика Иа, - прижимая к себе подаренную товарищами надувную звезду, - засмеялся Толя Винтенко.
Мультфильм о Винни-Пухе он помнит наизусть, хоть и дочери уже 11 лет. Алена еще не выбрала профессию. Одно время собиралась стать ветеринаром. Но и гены - оба родителя артисты театра кукол - и все данные свидетельствуют о том, что мимо искусства Мельпомены она не пройдет.
В театр кукол “Сказ” мы ходим чаще, чем в другие культурные учреждения, потому что в нем все время что-то случается интересное. К Анатолию Винтенко мы пришли на следующий день после его бенефиса, где и подарили ему коллеги звезду.
Двадцать лет творческой деятельности, включая годы учебы в Омском колледже культуры и искусства, были поводом для бенефиса.
В самом начале своей артистической карьеры пробовал он в театре танца работать и в драму звали. Но как-то не сложилось, хотя какой он пластичный, как хорошо танцует, можно увидеть в “Коньке-горбунке” (этот спектакль и давали в бенефисе), а его драматические наклонности очевидны во многих  спектаклях, где он работает в “живом” плане.
На нелепый, столько же классический вопрос журналистов: “Сколько ты ролей сыграл?” - Толя отвечает: “Не считал. Но навскидку семьдесят персонажей за 17 лет, которые я здесь”. “Живых” планов, - это когда во весь рост и лицо открыто, - тоже немеряно. Попытались вместе вспомнить этих героев. В “Шахерезаде” - Мустафа, собиратель истории и джинн, в “Дюймовочке” - Андерсен, в “Маленьком принце” - Летчик, в “Коньке-горбунке” - рассказчик, в “Золотом ключике” - папа Карло, в “Демоне” - Демон. И это небольшая часть.
Работа в “живом” плане в театре кукол отличается от работы в драматическом театре, во-первых, размерами сцены, хотя и драматический театр все чаще предпочитает “малую сцену”.
Время пребывания на сцене в театре кукол значительно меньше, чем в драматическом театре. То есть это в принципе, как говорят в Одессе, две большие разницы. В театре кукол роль более короткая и потому более емкая, в ней нет времени для разгона. Через две минуты, как только появился на сцене папа Карло, ты понимаешь, что он очень добрый, и не потому, что ты знаешь про его доброту от Алексея Толстого, а видишь артиста, слышишь его интонацию, как он с Буратино общается. Мне до сих пор жаль, что этот замечательный спектакль с участием детей с ДЦП был показан один раз. “Демона” я смотрела раз пять и каждый раз с эстетическим наслаждением.
Разумеется, и удача спектакля и провал - дело рук режиссера. Умеет Самойлов ставить спектакли и работать с актерами так, что ты будешь по нескольку раз смотреть их, не скучая. И все-таки артист не последняя составляющая спектакля. Как Демон Анатолия Винтенко, сидя спиной к зрителю, сыпет песок сквозь пальцы, завораживает. Искусствовед Татьяна Высоцкая, посмотрев спектакль и придя в восторг от него, особенно высоко оценила исполнителя роли Демона.
Но работает-то он в театре кукол. Анатолий Винтенко - кукольник. И это главное для него. “Куклы, - говорит он, - просто затягивают. Есть какой-то магический момент. Везде есть и прелести, и недостатки. Но в театре кукол посложнее”.
- Как ты сочетаешь “живой” план с куклами в одном спектакле? - спрашиваю Анатолия.
- Разные спектакли. Есть такие, что идут в черном кабинете. В “живом” плане ты в костюме персонажа, потом быстро переодеваешься в черное, чтоб тебя не было видно на черном фоне, и берешь куклу в руки. И так несколько раз. В сказке “Шахерезада и Аладдин” я надеваю на себя три костюма сразу. Нижний - костюм джинна, на него - костюм Мустафы, а уже на костюм Мустафы - теплый, плотный халат собирателя историй. По ходу действия я снимаю халат за халатом, потом снова надеваю на себя. Все это в темноте. Самое главное - в чалмах не запутаться. Там еще маска, сверху перчатки. Мне помогают подсунуть нужную чалму Галина Ивановна (Романова. - Т.Т.) и Никита (Юртаев).
Хоть драматический, хоть театр кукол - это не кино, в одну воду не войдешь дважды. Всегда что-то меняется. Даже от зрителей зависишь. И много значит партнерство, чувство локтя. Как тебе подает партнер реплику, от этого часто пляшешь. Самый страшный актерский сон - вышел на сцену и текст забыл. Слава Богу, эти сны не сбываются. Спасает мышечная память. Руки помнят, и текст в голове возникает.
Говорят, хороший человек - не профессия. Конечно. Это же не работа - быть хорошим человеком. Это жизнь, какой ты в общении с другими людьми. Анатолий Винтенко - хороший человек. Контактный, душевный, скромный. Я заметила, что у него в театре много чисто организационных обязанностей. Оказывается, он еще и монтировщик, и помощник режиссера. И не менее важное - хороший актер. Высоко ценит своих партнеров. Отзывается о них всегда с сердечной теплотой. А в театре кукол и нельзя иначе. Ценят и Анатолия.
Не обойден наградами. Медали “За веру и добро”, “За служение Кузбассу”, “Медаль Леонова” и почетный знак “Золотой знак “Новокузнецк”.
Из сугубо творческих наград Анатолий особенно ценит диплом Международного фестиваля High Fest, полученный в Ереване диплом за “Демона” в номинации “Лучший спектакль”. Награда общая. Но их и в спектакле-то: он и заслуженная артистка Галина Романова. И, конечно, режиссер-постановщик спектакля - Юрий Самойлов.
Считается, что в театре не работают. В театре служат. Имеется в виду - служат искусству. Честно, трепетно. Но артисты и, в частности, Анатолий Винтенко так много времени проводит в стенах “Сказа”, что ни работой, ни службой не назовешь. Это - жизнь. И театр для него - семья.
...На стене в гримерке Винтенко (вообще-то она одна на троих), над его столиком детские картинки. Это подарки Деду Морозу, в костюме которого выходит на елочных представлениях артист Анатолий Винтенко каждые новогодние каникулы. И эти наивные ребячьи рисунки ему не менее дороги, чем грамоты и дипломы.
Татьяна Тюрина.