МЕНЮ
О нас пишут

Кузнецкий рабочий

   Восточные сказки так привлекают всех экзотикой, что и не обязательно для этого бывать  в азиатских странах.  Но если вы там бывали, то непременно этой экзотикой заболели. Главному режиссеру театра кукол «Сказ» Юрию Самойлову за последние несколько лет выпало счастье попасть на международный театральный фестиваль в Тегеран, там подружиться с ребятами из Таджикистана, на следующий год съездить в эту солнечную бывшую советскую республику и привезти с собой в театр «Сказ» молодого артиста Рахмаджона Гафурова. Подозреваю, именно поэтому закралась в голову режиссера мысль поставить что-нибудь из « Тысячи и одной ночи». Задумал трилогию. Над первой поставленной им на эту тему вещью он работал два месяца, как над программным сценическим полотном.
   Премьера спектакля «Шахерезада и Аладдин» состоялась. После того, как закрылся занавес и взмокшие актеры вышли на поклон, режиссер остался поговорить с юными зрителями, советовался с ними, мол, что получилось, что не получилось. Дети наивные поверили, будто есть хоть один режиссер, готовый слушать про свои недостатки. Делали замечания, мол, дом побольше надо было построить. Но мне особенно понравилось, как какой-то мальчик сказал: «Жаль, что так быстро все закончилось». Ради таких отзывов стоит работать.
   Ну а теперь о спектакле. Он получился живой, и это самое главное.  Рахмаджон Гафуров играл роль Аладдина и вносил в действие подлинный национальный колорит. К тому же Рахмаджон очень органичен, играет искренне, без нажима. И море обаяния у парня. Занятые  актеры в спектакле – беспроигрышный вариант режиссера. Заслуженная артистка России Галина Романова мастерски вела и роль «ушедшей на покой Шахерезады в «живом» плане, и была кукловодом матери Аладдина, принцессы, змеи и обезьянки. Ее владение куклой восхищает. Впрочем, куклами хорошо работают все три актера. Несколько ролей в «живом» плане достались ведущему актеру театра Анатолию Винтенко. Он мгновенно переходил из одного образа в другой, за секунду облачаясь и в другой костюм. Собиратель историй, злодей  Мустафа, джин. Персонажи в этом спектакле из больших в человеческий рост превращались в совсем крохотных. Аладдин, проникший в подземелье, стал величиной со спичечный коробок. Соединение «живого» плана и кукол, переход из одного состояния в другое в этом спектакле так естественны, что завораживают. Обогащает спектакль юмор, легкий, ненавязчивый. Подвижная сценография – ярко – красный купол шатра, словно огромный зонт от солнца, наклоняется в нужных местах на смену действия.
   Не очень удачным показалось мне музыкальное оформление, взятое большим фрагментом из записанного на грампластинку спектакля Вениамина Смехова «Алибаба и сорок разбойников». Роскошная стилизация отвлекала меня от действия.
   Сказкой «Шахерезада и Аладдин» театр закрыл свой 68-ой сезон. Он был полон интересными проектами – «В некотором царстве» и «Поиграем в сказку». Были в Братске с обменными гастролями. Закрытие сезона в театре кукол «Сказ» не означает остановки. С 1 июня начались обменные гастроли с томским театром кукол. Одновременно театр приступил к постановке спектакля «Не садись на пенек, не ешь пирожок». Во второй половине июня на Международный фестиваль в Санкт-Петербург отправится «Петрушка». Можно сказать, театр кукол работает в режиме нон-стоп. И все-таки на главной сцене театра целое лето не будет спектаклей новокузнечан, и от этого немного грустно.

Татьяна Тюрина
газета Кузнецкий рабочий, 03.06.2010г.