МЕНЮ
О нас пишут

Кукла-инструмент, напарник и друг

И снится генералу сон. Будто оказались они с другом, таким же генералом, как он, только менее культурным, поскольку книг не читающим, на необитаемом острове. И умерли бы с голоду, если б не появился непонятно откуда мужик со скатертью-самобранкой. Может, и не совсем так у Салтыкова-Щедрина в сказке "Как мужик двух генералов прокормил". Но суть эта. Спектакль "Золотой мужик" по этому произведению поставил в театре кукол "Сказ" его главный режиссер Юрий Самойлов.
Кукол - генералов этих - водили Дарья Зарубина, Дарья Горбунова и Маша Матренина. А говорил за этих персонажей Никита Юртаев. Он же и мужика в "живом плане" играл. Сложно водить куклу и играть за нее, сценический образ создавать. Но еще, пожалуй, сложнее, когда озвучивающий текст человек находится на почтительном расстоянии от кукловодов. И генералы не просто говорят, а беседуют. У них разные характеры, разные голоса. Но Никита мастерски это все координирует. И на Международном фестивале русских (отметим, драматических) театров из 12 театров-участников три и среди них "Сказ" получили благодарственное письмо председателя правительства Республики Мари Эл.
"Все были потрясены работой Никиты Юртаева, - сказал мне Самойлов. - И цветы ему несли, и "браво" кричали". И критики высоко оценили спектакль новокузнечан: "Вы, - сказали они, - Салтыкова-Щедрина расшифровываете, а не иллюстрируете". Мне давно хотелось сделать какой-то материал с Никитой Юртаевым, талантливым артистом. А тут и повод подоспел - успех на фестивале. И начали мы с ним разговор, конечно, с этого события.
- Как вас принимали зрители?
- Мы в Йошкар-Оле не первый раз были. И всегда нас встречают с воодушевлением. Всегда положительные отзывы. Каждый раз спрашивают: "Когда вы еще приедете?" И у критиков не было претензий. В этот раз, хоть мы и почетными гостями были, а не участниками конкурса, нас обсуждали судьи. Но мы не на жюри работаем, а на зрителя. Я сижу на спектакле в зале, тишина была на протяжении всего представления, ни единого шороха.
- Никита, а трудно говорить за двух генералов, вести диалог, спорить, это же два разных характера. У Салтыкова-Щедрина, по-моему, просто два генерала.
- Это интерпретация нашего театра, в частности, Юрия Самойлова. Трудно ли вести беседу? Нелегко. Особенно в первое время, когда только начинали репетировать, потому что большой объем текста и, как вы заметили, два разных характера. Это не просто озвучивание, а именно игра. Если не будет этого, будет монотонно.
- Ты ведешь голоса, а сам не водишь этих кукол...
- Водят кукол девочки. Куклы планшетные, одному сложно играть, нужен второй человек. Это мысль режиссера. Мол, генералам надоел мужик, они от него отказались. Поэтому я и сижу в зале, потом только выхожу с котомкой за плечами. Уже в роли мужика. При этом продолжаю говорить за генералов.
- Сколько лет ты в этом театре? Как попал сюда?
- Пришел лет в 20. Весной пятый год будет, как я здесь.
- О, так у тебя юбилей?!
- Да, такой маленький юбилейчик. Я узнал, что здесь набирали артистов. Что-то показал. Предложили нескольким ребятам и мне. Когда нам поставили условия, что театр - это все, больше ничем нельзя будет заниматься, согласился один я.
- То есть?
- Не то, что нельзя. Это невозможно при всем желании. Когда нужно работать, мы за временем не следим.
- У вас в театре куклы разных систем - и перчаточные, и тростевые, и паркетные, и т.д. Как ты это все освоил?
- Помогали. Старожилы театра, Юрий Алексеевич. Я как пришел, мне дали марионетку, сказали: "Все. Изучай". Самостоятельно изучал, что она может, что нет. Дальше меня уже направляли: где, как, что. Поэтому школу управления куклами, можно сказать, я освоил здесь.
- Это захватывает?
- Да! И если это твое, ты будешь работать, несмотря ни на что.
- Можешь сказать, сколько максимально персонажей в одной сказке ты играл?
- Максимальное количество персонажей - это в "Сказе о том, как Кощей к Яге свататься ходил". Там у меня шесть ролей. В "Петрушке" - Кощей, Царь, Иван, Капрал, еще "живой план". Кого-то забыл, потому что всех не упомнишь. Прелесть в том, что ты один можешь побывать кем хочешь, причем в одном спектакле. И ты работаешь над ролью, выбираешь голос, характер. Сам изучаешь. И это очень многого стоит.
- Что чувствуешь, когда берешь в руки куклу?
- Каждая кукла - индивид, она очеловечена, и потому мы обращаемся с ней бережно. Нельзя ее кинуть, нельзя обращаться с ней как с простой вещью. Это живое существо, которое может на тебя обидеться. Это твой инструмент, это твой напарник и друг. Это все вместе.
- Вы в прошлом году с Евгением Шаниным поступили в Санкт-Петербургскую театральную академию. Когда вы пришли туда, вы отличались от общей массы? Или там все уже мастерами пришли?
- Там берут либо со стажем работы не менее трех лет, либо со средним специальным образованием. Группа большая - 20 человек, все творческие, все амбициозные.
- Вы не потерялись на их фоне?
- Нет. У нас есть большой опыт в определенных областях, где мы, так сказать, могли утереть нос остальным.
- В драматических театрах нередко к утренникам, то есть спектаклям для детей, относятся спустя рукава. Тебя не смущает, что твой основной зритель - дети?
- Нет, конечно. Мы на театральных уроках, которые проводим со школьниками, предлагаем и педагогам и ученикам поводить куклу, два-три простых движения. Потом спрашиваем: "Ну как? Тяжело или легко?" И всегда один ответ: "Очень тяжело".
Это тяжелый труд, потому что, помимо тебя и роли, есть еще кукла, которую нужно оживить. И если ты этого не сделаешь, то зрителя никак не увлечешь.

Татьяна Тюрина

Источник: газета Кузнецкий рабочий