МЕНЮ
О нас пишут

"И я понял: не надо мне другого"

ртисту театра кукол "Сказ" Анатолию Винтенков минувшем декабре исполнилось 34 года. Из них 14 он служит в театре кукол. У него такое не слишком частое сочетание. Он хороший артист и при этом хороший человек. Переиграл много ролей. Начать с ним беседу мне захотелось с его Деда Мороза. В этом театре в новогодние каникулы он все 14 лет играет эту не такую уж простую роль. Три "елки" в день в течение двух недель. Его Дед Мороз мне нравится особенно, может, потому, что елка здесь всегда в центре и вокруг нее Снегурочка водит хоровод, и каждый (!) ребенок рассказывает ей или Дедушке стишок. Елочные представления здесь обстоятельные. И у меня складывается такое парадоксальное ощущение, что Дед Мороз теплый, сердечный, любящий детей. "Это не заблуждение?" - спрашиваю Анатолия. 
- Нет, я этого добиваюсь в своей работе. Другого Деда Мороза дети бы, наверное, боялись. Хотя из некоторых стихов, которые мне рассказывают ребятишки, вырисовывается строгий Дед Мороз, даже сердитый. На улице Мороз щиплет нос и щеки, а сюда, в театр, он приходит дарить радость. Другим Морозом я себя не вижу. 
Только так, чтобы расположить к себе ребенка, а ни в коем случае не напугать. 
- Сколько лет твоей дочери? Она знает, что ты здесь Дед Мороз? 
- Аленке 7 лет. Она до сих пор верит в Деда Мороза. Когда она была помладше и меня в костюме и гриме не узнавала, я брал ее на елку. А сейчас не беру. Мне бы не хотелось испортить ей ощущение праздника до тех пор, пока оно само не улетучится. 
- Не представляю артиста театра кукол, не любящего детей. Они ваши главные зрители. Именно ты начинал работать в проекте "Кукла лечит" с первых его дней. К каким детям ты приходил? 
- В образе клоуна Лелика я приходил в отделение детской травматологии и ортопедии первой больницы. Сейчас у нас уже разные направления. И больные ДЦП и слабослышащие. Молодые артисты все по очереди участвуют в этом проекте. Я уже не работаю с больными детьми. 
- Вспомни, пожалуйста, как это было? Дети в гипсе, ноги на скелетном вытяжении... 
- Да, да. Поломанные ручки, ножки, у кого-то поврежден позвоночник. После сложных многочасовых операций, на которых доктора собирали косточки по частицам. Тяжелое зрелище. Моей задачей было отвлечь детей от того, что они лежат в больнице. Я понимал, что хорошее настроение способствует скорейшему выздоровлению. И это было моим девизом. С этой мыслью я входил в каждую палату. 
- Анатолий, в театре ты сыграл очень много ролей и очень часто играешь в "живом" плане. У тебя такие инфернальные персонажи вроде Демона. Вы с Галиной Романовой так играли лермонтовского "Демона", что в зале постоянно стояла звенящая тишина. Я смотрела этот спектакль раз пять и каждый раз с неослабевающим удовольствием. Давай вспомним других, особо выдающихся твоих героев. 
- Летчик из "Маленького Принца", бомж - бывший клоун, к которому прибилась собачка Каштанка (это был не классический вариант, а оригинальное режиссерское прочтение). В сказке "Аладдин и Шехерезада" я работаю три роли. Это собиратель историй - человек, который общается с Шехерезадой, записывает с ее слов истории. Второй персонаж - Мустафа, злой волшебник и Джин - "живой" план, но он в маске, закрывающей всю голову. Все три роли в одном спектакле и абсолютно разные. 
- А как происходят эти превращения из одного в другого? Они даже голосово разные. 
- Работаем (смеется. - Т.Т.). Ну, как это происходит? Изучаешь своего персонажа, каким он должен быть, как тебе кажется, с режиссером общаешься, он о своем взгляде на роль рассказывает. Приходим к какому-то общему мнению. Да, получается, что происходит перевоплощение на глазах у зрителя, перекидываешь костюм - и ты уже другой человек. 
- То есть очень много зависит от костюма? На какой-то елке я заглянула к тебе в гримерку, ты был еще в трико, был Толей Винтенко. Но надел шубу, и это уже Дед Мороз. И осанка другая, и голос другой. А как ты руку в варежке на голову ребенка кладешь, будто благословляешь. Ты что-то вносишь в этот жест? 
- Детей по глазам видно, что они верят тебе. Погладил ребенка по голове. Мне кажется, это приятно детям. Иначе они бы отворачивались или смахивали бы руку. Я бы тогда этого не делал. А в глазенках у них удивление, смешанное с восхищением. Это необъяснимое ощущение. 
- С режиссером у тебя какие отношения? Есть покладистые артисты, есть бунтующие, со своим видением, скандалисты. Ты к каким ближе? Не всегда же устраивает его трактовка? 
- Не всегда. У всех, наверное, бывают разногласия. 
- Как вы решаете их? 
- В рабочем порядке. Разговариваем. Самойлов всегда выслушивает точку зрения актера. И часто мы, обсуждая наши точки зрения, находим нечто третье. И останавливаемся на нем. Так и должно быть. 
- Сейчас Галина Ивановна (Романова. - Т.Т.) сказала, что такого партнера, как ты, можно пожелать любой актрисе. А что для тебя партнер? 
- Наставник, советник и друг. На партнера ты полагаешься полностью. У нас есть такой закон: ты можешь подставиться сам, но партнера никогда не подставляй. 
- Такая высокая нравственность, наверное, существует только в театре кукол. В драме нет такого. 
- Не знаю. Мне не приходилось работать в драме. 
- А хотелось? 
- Когда-то да. Я вообще поначалу думал, что буду великим драматическим артистом, буду работать в Москве или в Голливуде (смеется. - Т.Т.). 
- Почему не случилось? 
- Потому что взрослый дяденька уже был. После школы мне надо было сразу идти в армию, а с Москвой, куда я собирался, уже по времени не получалось. И, чтобы год перекантоваться, я поступил на кукольное отделение в Омске у себя на родине, там давали отсрочку от армии. Но, год просуществовав в этом виде искусства, я понял: не надо мне другого. 
- Чем нравится театр кукол? 
- Это особый вид искусства. Тут много что можно сделать. 
- Существует много систем кукол. Сколькими ты владеешь? 
- Почти всеми существующими. Перчаточная кукла, марионетка, тростевые, паркетные, сицилийская марионетка (штоковая), ну и много других. 
- И ты свободно ими работаешь? 
- Этому мы учились. 
- Чем бы ты хотел завершить интервью? 
- Давай поздравим читателей со всеми новогодними праздниками и со старым Новым годом.  
Валентин Волченков (фото)

Источник: газета "Кузнецкий рабочий"
Автор:  Татьяна Тюрина
Рубрика:  Культура
Тема:  Гостиная