МЕНЮ
О нас пишут

Ночью выпал из гнезда соколёнок

Спектакль Юрия Самойлова “Мальчиш-Кибальчиш”, премьера которого состоялась в театре кукол “Сказ”, посвящен 70-летию Великой Победы. И хоть события самых запоминающихся страниц повести Аркадия Гайдара “Военная тайна” происходят в Гражданскую войну, спектакль звучит актуально, потому что сказка эта, а жанр постановщик определил как эпический сказ, о любви к Родине, о готовности защищать ее от напавшего врага, независимо от того, сколько тебе лет, о непобедимой армии и стране, где даже мальчишки владеют военной тайной.
Сказку о Мальчише-Кибальчише, если помните повесть Аркадия Гайдара, рассказал в пионерлагере вожатой шестилетний Алька. И потому, наверное, главному герою этой сказочной истории шесть лет, как и рассказчику. Это мечта о подвиге взрослеющего пацана, который еще хоть и ребенок, но уже не малыш. Это к вопросу о том, могло ли быть Мальчишу-Кибальчишу столько лет, мог ли он действительно повести за собой других мальчишей на бой с буржуинами и даже перед казнью не открыл своим тюремщикам военную тайну.
И хоть дети потом, может, чуть старше Мальчиша, участвовали в Великой Отечественной войне, история о Мальчише-Кибальчише сказочная.
Но почему показанная и рассказанная через кукол (в спектакле не используется “живой” план) она так пронзительна, и не просто трогает за душу, а “прошивает” даже взрослых людей насквозь?
Наверное, потому, что это наша страна, наша история. И для постановщика, и для исполнителей это не пустой звук.
А еще потому, что спектакль сделан как музыкальное произведение, то есть начинается с тихого вступления, с пиано и постепенно нарастает сила звука, это крещендо приводит его к фортиссимо. Самойлов - режиссер, остро и тонко чувствующий музыку. И в музыкальном оформлении она звучит не только фоном, но и продолжением сценического действия и даже кульминацией. У него не бывает в спектаклях случайных, необязательных вставок. Он так застраивает спектакль, что актеры, находясь в этой заданной форме, даже если еще не набрали силы, уже защищены. Не сразу понимаешь, что кто-то пока не овладел ролью до конца.
Спектакль начинается с птичьего щебета. Идет сенокос, одно из самых мирных людских дел. Сценография у Самойлова передает и место действия - дом, ворота, а наверху строения - пашня. Только косы взлетают да охапки сена. Показались отец и старший сын с косами, вихрастый пацаненок увязался за отцом. Поработать хочет. Ни раскаты грома, ни поваливший дым не смутили отца, а может, он, чтобы успокоить малыша, объясняет ему, что грозы дальние, а пастухи костры жгут. Опасность вползает неожиданно. Показался всадник в окне. “Эй, вставайте. Пришла беда, откуда не ждали”. И вот уже собравшийся на бой с буржуинами отец дает наказ сыновьям. Недолго оставался Мальчиш с братом, снова в окне появился всадник. Теневой театр - одно из мощных выразительных средств, и им с успехом пользуется режиссер Самойлов.
Остался Мальчиш один и в доме, и в поле. Непомерно огромный стог сена тащит он. Мне кажется, это одна из самых ярких и убедительных сцен в спектакле. Мальчиш-Кибальчиш вынужден был не по годам повзрослеть. Не с бухты-барахты откликнулся Мальчиш на призыв того же всадника, но уже покалеченного и без коня. И зачерпнул ему в ковш воды, и принес, и красноармеец пил эту воду.
И все эти мелкие движения производят куклы. Такая функциональная особенность у тростевых кукол. И они держат и носят грабли, орудуют ими, разводят руки в растерянности, как это делал помощник главного буржуина. Конечно, кукол водят и говорят за персонажей артисты. Даша Горбунова трогательна и убедительна в роли Мальчиша-Кибальчиша. Никита Юртаев - отец и главный буржуин. Наталья Самойлова в роли помощника главного буржуина. Анастасия Кулешова в ролях Плохиша и старшего брата.
Очень выразительные куклы, сделанные по эскизам Ирины Старчак.
И музыка, и сценография, и великолепный театральный свет, и куклы, и темпоритм составляют в спектакле гармонию.
“Разгулялась гроза
на крутых, на горных склонах,
Ночью выпал из гнезда
Соколёнок, соколёнок”, - этой песней заканчивается спектакль. Четыре артиста, все молодые, в черных трико с георгиевскими ленточками на груди, выходят к зрителям. И этот их выход на поклон - как последний завершающий аккорд волнующей истории о Мальчише-Кибальчише и его военной тайне.